Эротические рассказы, Блог

ПРИКЛЮЧЕНИЕ В ЛЕТНЕМ ЛАГЕРЕ

Эротический рассказ

Лето, море, лагерь… Рай для таких непосед, какой была я, особенно учитывая то, что над душой не висит вездесущий родительский контроль.

И я, конечно же, не открою Америку, сообщив, что именно там возымела свой первый сексуальный опыт. Забегу вперед, сказав, что был он весьма необычен.

На тот момент мне еще не стукнуло 14 лет, но мысли о мальчиках и о том загадочном предмете, который они стыдливо прятали за молниями ширинок, не давали мне покоя. Я миллион раз в уме рисовала себе, как это может выглядеть, кое где умудрялась увидеть картинки. Но картинки – это все не то, я сгорала от любопытства – как же это все выглядит вживую.

Не раз я подбивала девчонок из моей группы, глубокой ночью совершить разведку в палату мальчиков и взглянуть-таки на загадочную штуковину, гордо именуемую членом. (черт, как же мне нравилось полушепотом произносить это слово, даже какое-то странное “текущее” тепло появлялось в области киски).Так вот, псевдо-подружки брезгливо называли меня извращенкой (ага, спонтом, сами никогда об этом не думали – так я и поверила!).

В конце концов, я решилась совершить сей подвиг в одиночку, никем не понятая и полная героизма. Я проникла в мальчишескую комнату, прокралась к ближайшей кровати и тихонько приспустила трусы Андрею (почему-то более всех меня привлекал именно его экземпляр.) Мда…сказать, что эта полудохлая гусеница меня не вдохновила – это ничего не сказать! Я в полной прострации рассматривала мягкий кусочек его плоти, шаловливо перебирая его пальцами и борясь с искушением попробовать сделать с ним что-нибудь такое, как девушки из фильмов для взрослых.

Увы, мои лирические думы были нагло перебиты угрожающим шопотом прямо над ухом. Наверное, в тот момент во мне затряслось всё, начиная от ног и заканчивая ушами.

  • Немедленно выйди из комнаты и шагом марш в вожатскую, – грозно пробубнил Герман Викторович – молодой симпатичный мужчина – наш вожатый.

Мне стало стыдно. Ужасно, дико стыдно. Уныло плетясь по коридору к заветной двери, я физически ощущала, как горит от стыда мое лицо и… как горячо там, в трусиках. Хотя член Андрея меня и не впечатлил, а пошлые мысли покидать мою голову все же не спешили.

Далее последовала долгая и, на мой взгляд, совершенно бессмысленная беседа с вожатым по поводу того, как поступать красиво, а как нет. Скажем, слушала я в пол уха… А точнее, вовсе не слушала. Ни единого слова.

Только в конце муркнула что-то наподобие неохотного согласия.

-Вот скажи, зачем тебе это? – внезапно донесся до меня его голос – такой удивительно бархатный и уже совсем не страшный и не грозный.

  • Я… – я растерялась, чего уж греха таить. – Я хотела увидеть настоящий, – выпалила я, одновременно и смущаясь и желая вдруг поведать свою, так сказать, проблему, старшему. Не знаю, зачем я это сказала, наверное, просто интуитивно.
  • А если увидишь, перестанешь маяться ерундой? – бесхитростно поинтересовался Герман.

“Неужели он предложит мне посмотреть на свой пенис?” – я не верила своим догадкам и уже почти ликовала такой удаче. Надо же! Увидеть вживую член взрослого мужчины, притом, такого симпатичного (это открытие я сделала как раз в тот момент).

  • Да, – в тон его бесхитростности, пробормотала я. Уже совершенно не сконфуженно, а почти уверенно.
  • Хорошо, – вздохнул Герман, словно собирался пойти на огромный компромисс ради высокой цели. Хм… смотри какой! Будто есть что-то сложно в том, чтобы продемонстрировать свое мужское достоинство…

Я не верила своим глазам! Его пальцы ловко растегнули пояс джинс, торжественно прожужжала растегивающаяся молния ширинки и его трусы вместе со штанами сползли до колен. Да уж, что и говорить, ЭТО ни в какое сравнение не шло с Андреевой штуковиной.

Большой и совсем не сморщенный! Гладкий, с красной головкой и милой дырочкой… С минуту, а может и больше, я в полном одурении смотрела на это произведение искусства.

  • А можно… Можно я потрогаю? – да уж, я совсем обнаглела, ничего не скажешь. Но желание схватиться за него руками и не отпускать было слишком велико. Наверное, в тот момент во мне проснулась Женщина, сработал древний инстинкт. Я облизнулась. Без намека. Опять же – чисто интуитивно. Наверное, я напомнила ему маленькую развратную набоковскую Лолиту.

Мне сложно сказать, какие ощущения были у него. Наверняка, эта ситуация его тоже завела, потому как член его стал на глазах приобретать куда большую форму. Он бы и рад был отказать, но мои тонкие девичьи пальчики уже ловко сомкнулись на его возбужденной плоти.

Почему-то раньше мне казалосЬ ,что делать минет – это противно. Нифига подобного!

Когда мой язык впервые коснулся гладкой теплой головки его члена, я потеряла голову от наслаждения. Мне хотелось проглотить его всего, до самых яичек, этих мягких, волосатых мешочков, которые я мастерски теребила в руках. Герман молчал. Естественно, что он мог сказать, прикусив губу и подкатив глаза?

Очевидно, секса у него не было давно, потому как не прошло и десяти минут, как его требовательная ладонь резко придвинула мою голову к его паху так, что пенис его практически на всю свою глубину вошел в мою глотку. Появился рвотный рефлекс, но я стоически выдержала, желая продолжать это нехитрое занятие хоть до самого утра. Да что там до утра – хоть целую вечность!

Но соленоватое вязкое вещество во рту и тот факт, что член его сначала забавно запульсировал, а потом начал обмякать, дал мне знать – сказке конец…

Хотя о сексе мне было известно не так много, как хотелось бы тогда, все же элементарные понятия я имела, в частности о том, что, если пенис мужчины извергает семенную жидкость – это значит, что он достиг высшей точки сексуального возбуждения.

Я, тринадцати с половиной-летняя сопливая девчонка героически отсосала вожатому в первый раз в своей жизни, и он кончил! Это мне льстило, ага. Я была горда собой, как никогда.

И немного смущалась! Представьте себе! Девочка, несколько минут назад с аппетитом облизывавшая член взрослого мужчины и бесстыдно трогающая его яички, отвела взгляд в сторону и села на край кровати.

Герман продолжал молчать. У него, наверное, просто не находилось, что сказать.

Он окончательно стянул с себя штаны и лег на кровать.

  • Черт… – глухо ругнулся он наконец. – что я наделал?

Я невинно захлопала ресницами. Мой язык, казалось, был мне уже не подвластен. И это совсем не я в ответ елейным голоском пролепетала:

  • А что? Ничего страшного не наделал – всего лишь трахнул в рот тринадцатилетнюю девочку.

Откуда только во мне взялась вмиг эта пошлость и развратность?

Наверное, это горячее нечто между моих ног нашептывало подобное.

Пока Герман сосредоточенно гипнотизировал потолок, я чисто машинально запустила руку под халат, под трусики и стала себя там трогать. Признаться чесно, мне хотелось, чтобы там была его рука. Чтобы его пальцы разведывали мою девственную дырочку и теребили маленький клиторок.

  • Ты гребаная маленькая извращенка, – сквозь зубы процедил Герман, очевидно решая, что со мной делать дальше и боясь, что произошедшее выйдет за стены этой комнаты и станет достоянием общественности. И куда делся тот нежный воспитатель? Он был больше похож на загнанного в угол зверя.
  • Я никому не скажу, – отмахнулась я. – правда. Я сама этого хотела.
  • Хотела? – прорычал он и зачем то повалил меня на кровать рядом с собой. Я думала, он тут же, как в женских бестселеррах любят писать, начнет осыпать меня жаркими поцелуями и бла-бла-бла… Фиг вам! Ну да, его рука проникла мне под халатик и я почувствовала, как моих небольших развивающихся грудок касается его ладонь. Но этого было так ничтожно мало! Он отчаянно теребил мой сосок и я видела, как ноздри его тяжело втягивают воздух. Он снова был возбужден. Его член топорщился, как красное знамя и я хотела его, как никогда. Хотела его в себе.

Его вторая рука спустилась туда, где уже орудовали мои пальчики. Моя дырочка и половые губки были мокрыми, сочились и желали этих прикосновений.

Мне так хотелось выкрикнуть нечто, типа “Трахни меня”, но я молчала, поддразнивая его и свободной рукой трогая его яички.

Герман перевернул меня на живот.

“Клаааасс” – мысленно протянула я довольная, как слон. Перспектива лишиться девственности здесь, сейчас и раком меня ой-как прельщала! Я соблазнительно оттопыривала попку, раздвигала ноги, чтобы его пальцы могли свободно входить в мое юное нетронутое никем влагалище. Герман перебрался поближе к основному месту действия и уже открыто трахал меня двумя пальчиками.

Я чувствовала, что скоро начнется ЭТО! Я почувствую, как его сладкая головка члена прорывает ту ненужную штуковину во мне, как он вонзается в мое лоно… НО…

Он, очевидно, не спешил.

Никогда не забуду, как его язык быстро скользнул по дырочке, клитору и вдруг… приблизился к попке. Задействовать эту часть моего тела я как-то совсем не собиралась. Однако, это было чертовски приятно и отказать себе в таком удовольствии не могла, а потому расслабилась и принялась наслаждаться тем, как его шершавый язык ловко выводил невидимые узоры по краям моего ануса. Сложно описать словами, как безумно возбуждает эта невинная ласка.

Но вопрос “когда же ты меня трахнешь по-настоящему, как взрослую женщину?” все же не давал мне покоя.

По крайней мере, первые минут двадцать. Потом я уже совершенно не помнила себя он огразмов. Его пальцы, регулярно входящие и выходящие из моего влагалища, сделали свое дело, как и язык.

  • Еще… -хрипло прошептала я.
  • Извини, но трахнуть тебя не могу, – также хрипло отозвался Герман таким тоном, будто слова приносили ему невыразимые страдания. Очевидно, он хотел, но не мог.
  • Ты несовершеннолетняя, – выдавил из себя мужчина.
  • Пожалуйста, – жалобно протянула я, прижимая его руку к своей маленькой груди и заставляя его послушные пальцы сжимать мой сосочек.

Он издал нечто наподобие полу-рыка-полустона и… головка его члена уперлась во вход влагалища. Я закусила губу чтобы не закричать от восторга. Да! Да!

Но Герман мешкал, медлил… Водил членом туда-сюда, пока вдруг резко не вонзился головкой в мою попку.

Я простонала что-то маловразумительное и попыталась слезть с “кола”, на который он меня посадил.

  • Нет, – грубо оборвал мои попытки вожатый и ближе притянул к себе. Я готова была взвыть. Если бы не тот факт, что я могу перебудить весь отряд, я бы кричала как сумасшедшая. Было ощущение, что я сейчас просто разорвусь на части. А он медленно, вгонял в меня пенис, словно бы и жалея меня, но в то же время не намереваясь отступать. Когда мягкие яички коснулись моего тела, я поняла, что он во мне полностью. Особого восторга я не испытала. Лишь адская боль, заглушающая все.

Герман притянул меня к себе, сел, облакотившись об стену и я таким образом оказалась сверху на нем, все также сидя на его члене.

Он аккуратно приподнял меня и я почувствовала еще большую боль – он стал выходить.

  • Расслабься, – посоветовал он. – Не непрягай анус, я буду выходить очень медленно.

Я чесно попыталась. У меня получилось ровно на пару секунд. Потом мое отверстие снова непроизвольно сжалось. И если те две секунды действительно принесли облегчение, то потом боль вернулась с еще большей силой.

Я шипела, как змея, пыталась не давать ему двигаться, но член исправно выводился и вводился в мою попу.

У меня не было выхода, кроме как покориться. Хотя горячие слезы боли и разочарования уже предательски умывали мои щеки, я все таки попыталась расслабиться полностью. Я “дулась” и выталкивала его из себя, когда он выходил и насильно заставляла себя расслабляться, когда пенис двигался в глубь.

Не знаю, сколько минут прошло. Может, пол часа… Но фрикции перестали доставлять мне такой дискомфорт и я даже почувствовала некоторую прелесть таких телодвижений. Очевидно, Герман это понял, потому что он незамедлительно поставил меня раком и сменил осторожность нетерпеливой грубостью.

Его тело раз за разом шлепалось о мои ягодицы, а пенис активно натирал анус. Он до боли сжимал мою грудь и щипал соски, сжимал клитор и будто бы хотел сделать максимально больно. А мне нравилось. Я уже откинула голову и тяжело дышала. Вдруг он остановился. Так резко, неожиданно. Мне не хотелось этого, я только вошла в раж, мой анус прямо-таки зудел в ожидании новых движений. Но Герман замер. Член его стал пульсировать, что еще больше усилило мое возбуждение там, в глубине моей попки.

В этом было что-то невообразимо приятное – знать, что тебя грязно имеют туда, куда не следовало бы, что твоя маленькая дырочка превращается в красную раздолбанную дыру и ощущать неописуемое удовольствие от глубокого, грубого и болезненного траха.

Что-то слегка прохладное и приятное наполнило мой анус и неистовая волна наслаждения покатилась из недр попки в низ живота.

Я обмякла в его руках. Член безвольно выскользнул из моего ануса, о чем я очень сожалела, должна признаться, мы с Германом устало бахнулись на подушку.

Мы молчали. Зачем говорить после такого секса?

Забавно, я ведь осталась девственницей! Очень долго этой ночью я щупала свою попку, из которой немного вытекла его сперма, даже засовывала туда пальцы. Она была такой поддатливой, растянутой, разработанной. Я была горда собой.

И какая, к черту, разница, куда он меня отымел? Мы оба остались довольны и забыли в эту ночь обо всем. И даже о том, что дверь незакрыта, и о том, что утром девочка – “пионерка” проснется в кровати вожатого.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × три =